ПАПА

 

Сегодня день рождения моего отца (03.02.1950г), а 21.11.2010 г. я узнала истинное значение слова НИКОГДА.
Он не болел, мама звонила регулярно, но этот её звонок всё равно был такой, что, едва ответив, я поняла, что папа умер. Тогда же я осознала фразу: «жизнь промелькнула перед глазами».
Первое воспоминание в детстве связано именно с ним. Мы тогда ещё не имели своего дома и жили у бабушки — его мамы. В этом воспоминании папа закидывает меня на небольшую копну сена, я скатываюсь с неё к нему в руки, и всё повторяется снова. Такая вот моя первая ассоциация со словом счастье. Абсолютное. Такое, что дух захватывает! А второе — земляника. На кустике. Их мне почти каждый летний день присылал из леса зайчик. Наверное, с тех пор — это самая любимая ягода и всегда ассоциируется с отцом. Потом он мне подарит таких минут огромное количество. Не думаю, что я ощущала такую любовь, как от него, ещё от кого бы то ни было. Он любил меня абсолютно. Что бы я ни делала, как бы себя ни вела. Даже, когда я доставала его окончательно (а в подростковом возрасте я весьма мерзко себя вела со всеми), он, немного повышая голос, говорил: «Заглохни!» Или, когда была маленькой и в сто сорок четвертый раз отказывалась убирать игрушки «по-хорошему», получала легкий шлепок чуть пониже спины. Вот и всё, что он когда-либо позволил себе из наказаний. Сейчас, когда мой сын вырос, я не могу понять, откуда он черпал силы для такой любви и терпения?!!!
Впервые мама заговорила о разводе, когда мне было лет шесть-семь. Я ответила, что она может это сделать, только жить я буду с папой. Точнее, с «папкой». Так мы с сестрой их называем всю жизнь: мама и папка. Мама передумала. Настолько, что родила Таню — мою единственную родную, любимую, сестру.
Я не знаю пока, о чём напишу ниже, потому что шесть предыдущих лет не могла без слёз даже думать о нём. И сейчас не могу, но сегодня, в день его рождения, после молитвы о упокоении, испытала потребность написать..
Он очень часто бывал пьян. Но не безобразно. Быстро восстанавливался, это называется «проспится». Полчаса-час в кресле — и он уже в порядке. ВСЕГДА читал. Книги — газет не любил. Завтрак, обед, ужин, перекус, перед телевизором (если не кино), трезвый, подшофе, пьяный — если не разговаривал, всегда читал. Потому много знал. Интересно рассказывал, порой так, что мы просили рассказать ту или иную историю из жизни, из книг или анекдот снова и снова.

В шестилетнем возрасте он умел хорошо читать и считать и тогда же впервые попробовал самогон — муж его сестры налил целый гранёный стакан. Оттого, что кто-то постучал в дверь, сказал бесшабашно: «Пей быстрее!» Мальчик и выпил. Бабушка потом еле-еле отпоила его молоком. Будь там поменьше «доза» — может быть, это стало бы прививкой от алкоголизма — истории известны подобные факты. А так.. Получилось то, что получилось. История не знает сослагательного наклонения, но сейчас, анализируя жизнь отца, я вижу два шанса, которые он не использовал почему-то: — если бы пошёл учиться не в ПТУ на механизатора, как большинство деревенских парней тогда, а закончил десятилетку и ВУЗ, он бы нашёл более подходящее место в жизни и не пил..

— если бы принял предложение служить и жить в Германии, он бы тоже не пил..
Наверное, были моменты, когда он мог взять себя в руки.. или не было? Или не мог?
Не знаю. Ничто не мешало мне любить его всем сердцем. Порой я осуждала его, часто ругала, потом, когда выросла, редко приезжала — никогда не смогу простить себя за это. Теперь, с высоты прожитых лет, я вижу в нём только этот недостаток, эту его беду, эту его болезнь, с которой он до самой своей смерти не смог совладать, как ни старался.
Последний «трезвый» период в его жизни был самым продолжительным. После больницы и незадолго до смерти. Я так гордилась им. И верила, что сможет. Выглядел он, как послевоенный учитель. Уже почти без волос, очки в позолоченной оправе, худой, гладко выбритый, хорошо пахнущий и очень..чистый. Никогда прежде он очков не носил, потому, вероятно, и напомнил мне учителя. Говорит, смеясь:
— Всё, дочь, врач сказал, что сердце — хоть в космос, а вот печень скоро не поместится в тело!» 

Выдержал больше месяца, потом соседка попросила помочь — пасти в её очередь стадо коров. Принесла туда вместе с перекусом «чекушку» — 0.25 граммов водки. Я не виню её. Вряд ли она понимала, что является искусителем..

Нательный крест к тому моменту он уже несколько лет носил, не снимая даже в бане. Он вообще очень трепетно относился ко всем нашим подаркам, даже пустяковым. Вплоть до открыток с 23 февраля — бережно ставил их на полку мебельной стенки. А про крестик рассказывал, как однажды пошёл с кем-то из родственников в баню, ему сказали, что крест нужно снять, чтобы не обжечься, но: «Я, — говорит, — отказался, ты же, когда надевала его, велела никогда не снимать. Я и не снимаю!»
Я всё время думаю, будут ли помилованы алкоголики? Особенно такие, как мой отец. В Библии сказано, что Царствия Божия они не наследуют. ( Иоанн Златоуст говорит об этом очень конкретно и жёстко.) Но хоть помилованы?…. На поминки собралось много людей. Разных возрастов и степени родства. И каждый нашёл, что сказать. Моя подруга — как он постоянно прикрывал наши юношеские грешки, сестра — в числе прочего, как рассказывал ей, не успевавшей вовремя прочитать школьные книги, их краткое содержание, дальняя родственница — как будучи беременной, заикнулась, что хочет слив, и он бегом побежал домой, чтобы угостить её, мама — как выкапывал из-под снега первые подснежники и бережно в шапке приносил их ей на работу, а за ними — ландыши — любимые её цветы; многочисленные соседи, что никогда не отказал ни в какой помощи..
Именно тогда я поняла, что за всю его жизнь он никого не осудил, хотя это кажется невозможным.. и ведь — это самый трудно искореняемый грех!

Мои дорогие, я закончу банально: ЧТО бы ни происходило между вами и вашими близкими, не покидайте их, любите их, помните, что они могут покинуть вас в любой момент и навсегда.
Но, если покинули, молитесь и поминайте на Литургии.

«Весьма часто умершие являются своим родным во сне и даже наяву в отчаянии, слезах, тяжком горе. Плачут потому, что близкие не молятся о них…

Обязательно до последних дней своей жизни поминайте их, ибо умершие уже ничего не могут сделать для облегчения своей участи.
Они укоряют нас: «Почему не испрашиваете оставления грехов наших при Бескровной Жертве, совершаемой ежедневно во время святой Литургии?» Ведь они же знают, что если вы будете поминать их, если священник будет изымать частицы о упокоении их души и в конце Литургии все эти частицы опускать в Чашу с Кровью Христовой, молясь: «Омый, Господи, грехи поминавшихся здесь, честною Твоею Кровию, молитвами святых Твоих», то грехи омываются, и несчастные получают великое облегчение.
Часто повторяемое поминовение способно в огромной мере облегчить их загробную участь, способно даже исходатайствовать перед Богом полное прощение их грехов».

Святитель Лука Войно-Ясенецкий.

Вот здесь собраны все возможные варианты молитв за усопших, даже не крещёных!